Обо мне

понедельник, 1 ноября 2010 г.

КАТАЖИНА СКОВРОНЬСКА-ДОЛАТА. ПОЛЬСКАЯ ЭКСПОРТНАЯ «ЗВЕЗДА» №1




 
Дата рождения:  30 июня 1983 г.
Место рождения:  Варшава (Польша)
Рост – 187 см
Блок – 288 см
Атака  –  305 см 



КЛУБЫ:

2001/03      Дантер   Познань (Польша)
2003/05      Нафта Газ    Пила (Польша)
2005/06      Минетти Инфоплюс    Виченца   A1
2006/07      Асистел  Новара    A1
2007/08      Асистел  Новара    A1
2008/09      Скаволини   Пезаро    A1
2009/10      Скаволини   Пезаро    A1
2010/11      Фенербахче  Стамбул (Турция)


Катажина Сковроньска.  «Лицо» польского волейбола за рубежом.  Чемпионка Европы 2003 и 2005 гг., чемпионка Италии 2009 и 2010 гг., обладательница Кубка Лиги 2007 г., суперкубка Италии 2008 и 2009 гг., Кубка Италии 2009 г.  Девушка с сильным характером.  Любимая болельщиками, как в стране, так и за рубежом – за искренность, полную самоотдачу в игре.  И – красоту, не заметить которую просто невозможно .  Ее персональный сайт – один из самых посещаемых среди волейболисток.  К ее мнению прислушиваются в мире волейбола.    В своей карьере  отметилась уверенными действиями  сразу в двух игровых ипостасях – сначала блокирующего игрока, потом -  диагонального.  Но душа лежит к  атакующей позиции в зоне №2.  В том, что сборная Польши  так часто получает «уайлд кард» на различных международных соревнованиях,  есть и частица  заслуг уроженки Варшавы.  Со сборной она пережила и радость завоевания двух подряд чемпионских титулов сильнейшей команды Европы (2003 и 2005 гг.), и горечь поражений на чемпионате мира 2006 г. и Олимпиаде в Пекине.  Благодаря личному вкладу К. Сковроньской, польский женский  волейбол за последнее десятилетие поднялся на невиданную высоту.


КАК НАЧИНАЛСЯ РОМАН С ВОЛЕЙБОЛОМ


Юная Катажина Сковроньска свой роман с волейболом начала под воздействием  старших братьев Томека и Марека.  Старший из них играл в высшем дивизионе чемпионата Польши. Девочка смотрела на них и в один прекрасный день решила сама ступить на эту стезю.  Случилось это историческое событие поздновато по нынешним меркам приобщения детей к игре – в 13 лет.  Она ведь целый год ждала, когда в  школе создадут секцию волейбола ее возраста. Чтобы было с кем играть и тренироваться.  Но лиха беда – начало!  Словно спрессовывая время, дела быстро пошли в гору.  Девочка обратила на себя внимание Теофила Червинского, который организовал детскую группу подготовки в  столичной «Скре».  Он и стал первым наставником Катажины Сковроньской, как до нее и Малгожаты Глинки, других известных в Польше волейболисток.  Тренер, как и полагается, обучил ее всем азам волейбола: как принимать мяч, как ставить блок и как вообще тренироваться. Но в заслугу ему она ставит совсем другое. То, что Червинский не ограничился постановкой техники игры и прочих азбучных истин для начинающего игрока. «Он закалял меня психологически. Страшно кричал на меня – я плакала уже на второй тренировке. А пока не занялась волейболом, я была такой недотрогой, что никто не повышал на меня голос». Тринадцатилетней девочке приходилось преодолевать себя. «Тогда я не понимала, почему так получается, не нравилось мне, что он вечно нервничает, кричит».  Прошло много времени, прежде чем  волейболистка сборной поняла, что такой способ тренировок только помог  ей в будущем.

Сейчас я знаю, что все это делалось для того, чтобы сделать меня хорошей волейболисткой. Тренер Червинский закалил меня ментально…  Это ему я обязана тем, что сейчас считаюсь личностью с сильными нервами, сильной психологически… Поэтому я в состоянии действительно много перетерпеть.  Отдаю себе отчет в том, что если бы не такие методы, сейчас наверное была бы другой волейболисткой и не достигла бы таких высот.

«Школа» Червинского дает о себе знать до сих пор: «Нигде не было так, чтобы какой-то тренер подавил меня психологически. Вывести из равновесия – да! Не не уничтожить. Умела выдержать все это… Некоторые не выдерживают напряжения и уже по ходу матча начинают плакать. У них садится психика. У меня – нет. Можно на меня кричать – все выдержу».
 

Следует пояснить, что польская столица по развитию и популярности волейбола здорово отставала и отстает от многих куда более маленьких городов страны. В конечном счете,  это сказалось на судьбе героини нашего повествования. Бурно прогрессирующей Катажине пришлось покидать родной город и уезжать в провинциальный Сосновец, где в отличие от столицы был специализированный центр подготовки волейболистов.  Этот городок в Польше стал кузницей юных волейбольных талантов – нечто вроде нашего Екатеринбурга времен расцвета деятельности  Н.Карполя.   Через Школу спортивного мастерства в Сосновце прошли многие известные в Польше игроки.  Сейчас Сковроньска признается, что сама не стремилась туда.  Расставание с родной Варшавой было вынужденным. Ушел тренер в столице и, как это порой бывает,  увел за собой нескольких волейболисток. Прежнего коллектива уже не было. Все изменилось в одночасье. И Катажина нехотя склонилась в сторону отъезда. Решение далось очень трудно: школьные подружки, родители, хороший клуб с традициями, наконец, столичная жизнь, которой хоть и некогда было следовать, но она существовала рядом с тобой, маня комфортными условиями существования. От всего этого пришлось отказаться. Причитания мамы были нейтрализованы твердой поддержкой папы, благословившего выбор 15-летней дочери в пользу самостоятельного плавания по бурным водам спортивной жизни.


ПРОВИНЦИАЛЬНАЯ КУЗНИЦА ВОЛЕЙБОЛЬНЫХ ТАЛАНТОВ

Далекий от родного дома Сосновец стал не только местом, где шлифовали спортивное мастерство, но и настоящей школой жизни.  Раньше Катажина мало что умела делать в быту. Домашние дела ложились на родителей. А в Сосновце пришлось наверстывать упущенное: и стирать, и готовить, и покупать продукты.   Благо, что сама школа была организована так, что все происходило в одном здании – и учеба, и тренировки, и жизнь.  Разумеется, среди приоритетов волейбол сразу занял первое место. «Мне здесь нравилось, я уже тогда сознавала для чего там нахожусь, что это наилучшее место для обучения науке игры в волейбол».  Однако адаптация проходила не без трений. Все новое – все чужое.  Мобильные телефоны в середине 90-х были  в диковинку,  и иногороднюю девочку раздражало, что на 20 юных волейболисток приходился один автомат.  Чтобы поговорить с родителями, надо было дождаться своей очереди.  Вот это отсутствие возможности выговориться, излить душу самым близким людям и было самым трудным испытанием в маленьком городке близ Катовиц.  Тем не менее,  именно в  Сосновце Сковроньска подружилась с Алицией Малиновской, которая была свидетельницей на свадьбе и вообще остается одной из лучших польских подруг волейболистки, хотя сама не продвинулась далеко в этой игре.  


С той поры самостоятельной жизни Катажина критично относится и к себе, и к окружающим.  Ее сложный внутренний мир формировался в Сосновце, где она начинала познавать премудрости волейбольной науки.   Пройдут годы, и она с улыбкой будет вспоминать о начале своего увлечения волейболом:

Мы были в трудном возрасте. А тренер должен был быть для нас не только обычным тренером, но и учителем, педагогом. Была у нас и женщина-психолог, но я к ней ходить не хотела, а когда она пробовала навязать мне разговор, это тяжело получалось, потому что я всегда была настроена «анти», на «нет»…  Была уверена, что такие разговоры мне ни к чему. Вот так и сейчас. Если какой-то тренер до меня не достучится, то не поможет ему ни один психолог. Я была таким ребенком, что меня распирала энергия...   Я уже тогда видела, чем хочу заниматься в будущем. Видела, что для волейбола надо чем-то пожертвовать  –  что-то потерять, чтобы что-то найти.  Не жалею о той жизни, хотя не раз плакала, не раз хотела вернуться назад, домой.   

Вспоминая плюсы и минусы тогдашнего бытия, Катажина считает, что хорошего было намного больше.  Прежде всего, признается, что сам выбор оказался единственно верным.  Детские разочарования и обиды в общем-то носили обычный характер:  конфликт с учителем, ссора с подружкой и т.д.  Следовали звонки в Варшаву, и отец успокаивал, говорил, что скоро все будет лучше – и был прав.  Но в выпускной год она решила покинуть стены ШСМ.  «Главным образом потому, что моя приятельница Магда Годос ушла из школы, чтобы выступать за клуб. И я оставалась последней волейболисткой моей возрастной категории». Это сулило повторение пройденного с девочками годом младше, что никак не устраивало Катажину.  Можно дотянуть до выпускных экзаменов, но в плане волейбольного образования что-то даже потерять.  И выбор был сделан в пользу клуба.  Один из волейбольных наставников подошел и напророчил, что больше 6 месяцев Катажина в Сосновце не выдержит.  Это подтолкнуло 18-летнюю девушку к правильному решению. Время учебы закончилось. Наступило время применения полученных знаний.


МАЛЕНЬКИМИ ШАГАМИ В БОЛЬШОЕ БУДУЩЕЕ

Волейбольную карьеру Катажина решила начать в Познани, в команде «Дантер», выступающей во втором по значению дивизионе национального первенства. Она сознательно не хотела дебютировать в первом дивизионе. « Я была молода и все было еще впереди. Я не хотела спешить». Своего рода теорию маленьких шагов вперед она исповедовала и дальше. «В Познани у меня была гарантия игры в основном составе, что я считало важным. Там подбирался прекрасный, сильный коллектив – сочетание молодых волейболисток с опытными». Она не прогадала. Микст опыта и молодости быстро дал эффект. Сковроньска в первом своем сезоне помогла команде уверенно выбраться в первую лигу, а на следующий год «Дантер» вообще стал возмутителем спокойствия. Новичок высшего света  из Познани добрался до финала чемпионата Польши! «Я сама не знаю, была ли когда-либо прежде такая ситуация, чтобы дебютант забрался так высоко в свой первый сезон», – комментирует Катажина свои первые шаги во взрослом волейболе. Этот успех был еще ценнее, учитывая те трудности, которыми сопровождалась игра коллектива. Несмотря на проблемы с финансами, волейболистки решили доиграть сезон до конца. «Та медаль для меня сладка, поскольку я знаю, как тяжело было ее добыть», - поясняет Сковроньска. 


«Серебро» в чемпионате страны, дебют в сборной страны, признание прессы и болельщиков – все это пошло на пользу волейболистке для того, чтобы совершить новый «шажок» наверх. Смена клуба стояла в повестке дня – было очевидно, что второй сезон в элите уже не будет таким феерическим.  Дерзкий дебютант выплеснул из себя все, что было возможно, некоторые волейболистки поспешили покинуть  Познань, и Сковроньска решила последовать их примеру. Было очевидно, что штурма «золотого» пьедестала в следующем сезоне ожидать не стоит. Финансовые проблемы «Дантера» об этом свидетельствовали весьма недвусмысленно.  Катажина приняла предложение перейти в Пилу.  Сейчас  команда из этого города влачит жалкое существование. Дело дошло летом 2010 г. до добровольного ухода из высшего дивизиона в обмен на покрытие долгов  богатым «Трефлом» из Сопота, не сумевшим пробиться в элиту по спортивному принципу.  Это будет потом, но пока Ежи Матлак тренировал «Фармутил», деньги хоть и с трудом удавалось находить…   
В 2003 г. команда из Пилы под названием «Нафта Газ»  в национальном чемпионате находилась на вершине своей славы. И Катажина Сковроньска не ошиблась с выбором. Хотя уход из Познани был небезболезненным. Между Познанью и Пилой возник до боли знакомый не только в Польше спор по поводу того, где талантливая волейболистка должна играть. Прежняя команда не хотела ее отпускать. Познанский районный суд постановил, что Сковроньска не имела права разрывать контракт.  В конце концов, юридическая тяжба разрешилась в пользу новой, более состоятельной по деньгам команды Катажины Сковроньской, которая пришла в нее с завидным «приданным» в виде только что завоеванного в Турции звания чемпионки Европы.  Однако со спортивной точки зрения первый сезон в Пиле у нее не получился. «Я была уставшей, чувствовала, что нахожусь в неважной форме. Раньше не приходилось переносить таких испытаний, как сочетание игры в сборной и в клубе. Физически я не выдерживала. Лишь потом научилась раскладывать силы на весь сезон, чтобы этот негативный опыт больше не повторялся».  При этом у свежеиспеченной чемпионки Европы постоянно звонил телефон: «Все хотели со мной  поговорить, взять интервью, а я только и думала: «Люди, я не играю хорошо в волейбол, я только на этом и должна сконцентрироваться!»


ИТАЛЬЯНСКАЯ МЕЧТА СБЫВАЕТСЯ

Кто же не мечтал в современном волейболе перебраться на Аппенины, испытать себя в противостоянии с наилучшими игроками!  В начале 90-х Италия стала Меккой для сильнейших волейболистов мира. Прежде всего, она давала им сносный заработок, которого они не могли получить у себя на родине.  Конечно, на выборе в пользу Италии сказывались и такие факторы, как острейшее соперничество в чемпионате страны – сильнейшем в мире на тот момент – и комфортные условия жизни.  Вслед за мужчинами потянулись на Аппенины и лучшие волейболистки из разных стран.  Катажина Сковроньска отложила реализацию своей итальянской мечты на целых три года! Сомнения по поводу уровня своего мастерства терзали ее: 

 Первое предложение я получила еще в Познани. Но не была готова его принять. Отыграла всего один сезон в экстра-классе и перебираться в Италию? Немного пугало. У меня не было опыта, а итальянская лига считалась сильнейшей в мире, в ней играли самые лучшие волейболистки,  и я внаглую буду находиться среди них…  Я не знала языка, людей,  мне было 20 лет, и все сменить? Одно дело перейти в польский клуб, и совсем другое – в заграничный.  


И хотя это было одно из сильнейших желаний Катажины, и оно могло быстро исполниться, судьбе было угодно отложить его на три сезона. «Как и в случае с Сосновцом, когда меня надо было подтолкнуть, - тогда это сделал папа, а сейчас мой муж Куба. Мы много об этом разговаривали, и я хотела, чтобы была там не одна, а с ним, и он мне поможет. Вообще если бы тогда я была одна, без Кубы, то все сомневалась бы и оставалась до сегодняшнего дня на месте», - признается в своей психологической слабости Катажина.

Первым итальянским клубом стала команда с помпезным названием «Минетти Инфоплюс   Виченца».  Селекционеры из Виченцы за ней долго наблюдали, интересовались делами,  и именно в этом городе играла еще одна польская волейболистка – известная связующая, игрок сборной  Магдалена Слива. Малгожата Глинка тоже отметилась игрой за местную команду. Сказалась и некая тогдашняя мнительность Катажины при выборе клуба. «Минетти» был типичным середняком, высоких целей команда перед собой не ставила, и это импонировало – адаптация пройдет легче, решила волейболистка. Не будет  давления за результат, как в командах, которые борются за главные трофеи. Очень быстро эти ее предвидения были напрочь опровергнуты… 


Дебютный год в Италии волейболистка не любит вспоминать. Поначалу все шло как по маслу: Каша удачно взаимодействовала с новыми партнершами, неплохо выглядела по статистике, добросовестно тренировалась. Однако во второй половине чемпионата все переменилось с точностью до наоборот.  Обе польки по воле тренера прочно сели на «лавку». И так продолжалось до самого конца первенства! Игрового времени Сковроньска получала крайне мало. Попытки получить объяснения по поводу неожиданной опалы не увечались успехом. Ничего вразумительного Катажина от тренера Мануэллы Бенелли так и не услышала. 

Дело не в том, что я сидела на «лавке». В жизни надо попробовать все. Но я не являюсь таким типом человека, который согласится быть в резерве, если знает, что он готов выступать в первой «шестерке»…  Узнала на собственной шкуре, что чувствует спортсменка в такой момент. До той поры такого знания у меня не было, поскольку я всегда играла в основном составе. То, что произошло, позволило мне с другой стороны посмотреть на волейбол.  Я поняла других девчонок. Поехала в Италию, исполнилась моя мечта, я играла в сильнейшей лиге и меня нагло усадили на лавку! Болезненный опыт, но он меня многому научил.  

По сей день она недоумевает:  из-за чего же отношение к ней изменилось в худшую сторону?  Возможно, в клубе обиделись по поводу месячной отлучки в сборную Польши, после чего и началась «черная полоса». Или в связи с задержками выплаты зарплаты полек решили не выпускать на площадку – мол, мало играют, значит и претензии выдвигать не будут столь активно…  Получить «прописку» в зоне для запасных обидно само по себе, но в довольно скромном по составу клубе это особенно угнетает.  Нельзя сказать, что в команде была острая конкуренция. Сковроньска играла в нападении, где помимо нее выступали сербская доигровщица Ивана Джеришило и местные волейболистки,  две Валентины – Борелли и Бедин. Из  известных ныне игроков в составе играла лишь блокирующая Валентина Арригетти. И вот женщина-тренер Мануэлла Бенелли при этом скромном по именам составе перестала ставить в «основу» двух полек.  Сковроньской ничего не оставалось, как на следующий сезон искать применения своих способностей в другом итальянском городе.

Переход в «Асистел» в сезоне 2006-2007 – логичный шаг вперед в карьере волейболистки.  Несмотря на относительную неудачу в Виченце, двукратной чемпионке Европы пришлось выбирать новый адрес из 13 предложений! Ни о каком бегстве назад в Польшу не могло быть и речи!  Желание доказать всем свой истинный уровень переполняло Катажину. Выбор пал на Новару – команда из этого североитальянского города претендовала всерьез на медали высшей пробы.  Правда, тут пришлось  вспомнить приобретенные в предыдущие годы навыки игры центральной блокирующей. Наставник Алессандро Кьяппини поставил Сковроньску в третью зону – ее фамилия еще не была волейбольным «брендом», и качать права было абсолютно бессмысленно.  В команде был переизбыток доигровщиц. В основном составе обычно выходили хорватка Наташа Осмокрович и сербка Аня Спасоевич. Еще одна хорватка Саня Попович и  итальянка Кристина Барчеллини были готовы в любой момент подменить кого-либо из первого дуэта доигровщиц. Ну, а в диагонали стояла сама Таисмари Агуэро!  Знаменитая кубинка со своим ростом в 177 см летала по воздуху так, что никому не приходила в голову мысль заменять ее в атаке на польскую красавицу. Как ни противилась в душе Катажина своей старой новой роли, пришлось довольствоваться местом  под сеткой.  Пару ей составила опытная блокирующая сб.Италии Сара Андзанелло.  Пасовала турчанка Бахар  Мерт, которую подменяла перспективная итальянская «связка» Марта  Бекис.  Цементировала сбалансированный ансамбль под руководством харизматичного тренера А.Кьяппини либеро сб.Италии Паола Кардулло.  Оглядываясь назад, можно признать, что тот сезон «Асистел» отыграл на одном дыхании,  уступая по игре лишь великолепной «Перудже» во главе с Барболини, Джоли, Валевской и Фофао. И то – лишь по весне. Но это – самый главный отрезок борьбы за «скудетто». 


Сезон 2007-2008 полька провела по-прежнему в Новаре.  Состав команды обновился и нельзя сказать, чтобы в лучшую сторону.  Главные потери связаны с уходом в Турцию Кьяппини и двух стержневых игроков – турецкой пасующей Бахар Мерт и великой Таисмари Агуэро.  Таким образом К.Сковроньска получила желанное место диагональной.  Пришедшая в «Асистел» опытная блокирующая Паола Паджи составила пару Андзанелло в третьей зоне.  Атаковать с пасов новой связующей американки Линдсей Берг были призваны еще два новичка – бразильянка Валескинья  и американка Ннамани.  Все же по рисунку игры было ясно, что этому составу «Асистела» рассчитывать на многое не приходится. Сковроньска же хотела больших побед.  Титул главного бомбардира «Финала четырех» в Мурсии весной 2008 г. стал для нее слабым утешением.  Жажда больших побед оказалась неудовлетворенной, и, как казалось тогда Катажине, орбита движения «Асистела» без Кьяппини пошла скорее вниз, чем вверх.  Но сам город Новара оставил в памяти волейболистки приятное впечатление. Как и люди, его населяющие. Оттуда она с мужем  в свободное время совершала вылазки в Верону – один из своих любимых итальянских городов. Три часа в пути – и масса впечатлений, которые хочется ощущать вновь и вновь…

Прежде чем Катажина утвердилась в своей  нынешней игровой специализации диагональной, был долгий поиск оптимального места на площадке.  Первые свои шаги в волейболе она сделала в качестве доигровщицы – тренировала прием у первого наставника Теофила Червинского в варшавской «Скре».   Потом играла блокирующей, потом – диагональной.  В  «Асистеле» выступала  блокирующей и диагональной по мере необходимости.  Сейчас она уже не хочет ничего менять.  У нее есть имя, есть титулы и достижения. По собственному признанию, в роли диагональной она чувствует себя уверенно, хотя продолжает настаивать на том, что ей есть еще чему учиться.  Как бы там ни было, в 2009 г. Катажина преодолела рубеж 1500 добытых очков в итальянской лиге.  Потребовалось ей для этого четыре года.   Причем свой успех результативности она благоразумно приписывает всей команде: «Волейбол – игра коллективная, успех индивидуальный гораздо меньше значит, чем тот, что достигнут всей командой».


«СКАВОЛИНИ»: ВЫШЕ – ТОЛЬКО СОЛНЦЕ!

Верная своей тактике маленьких шажков вперед, Катажина 2009 год начала в составе «Скаволини».  С севера Италии переместилась в центральную часть страны. Жизнь показала, что на самом деле это был широкий шаг вперед.  Пожалуй, именно сезон 2008-2009 вознес клуб из Пезаро на недосягаемую высоту в серии А, где всегда шли упорные бои за «скудетто» между четырьмя-пятью клубами. «Скаволини» образца 2009 г. был непобедим.  Команда во главе с Зе Роберто демонстрировала феерический волейбол.  Польская диагональная заменила на своей позиции знаменитую бразильянку Шейлу, но от этого игра команды лишь засияла новыми красками. Волнения относительно адаптации в новом коллективе оказались беспочвенными. Все пошло как по маслу и в плане игры, и в отношениях с партнершами, которые все, как на подбор, оказались большими мастерами волейбола. 


Рядом с Катажиной играли такие прославленные волейболистки, как аргентинка с итальянским паспортом Каролина Костагранде, бразильская доигровщица Жаклин Карвальо, третья блокирующая сборной Италии Мартина Гуиджи. Дирижировала игрой вторая пасующая «Скуадры адзурры» Франческа Феретти.  Либеро голландской сборной Элке Вийнховен стала лучшей подругой Катажины на итальянском  отрезке жизненного пути.  Вот такие люди взвалили на себя основной  груз ответственности в погоне за трофеями.  Взаимопонимание было полным, специалисты подсчитывали число матчей, которые команда проводила без поражений (победный ряд оборвался на четвертом десятке!). Слово «фантастика» и его производные прочно заняло видное место в лексиконе польской диагональной, популярность которой на Аппенинах росла как на дрожжах. Самые лестные слова из ее уст в этот период раздаются в адрес бразильского наставника команды Зе Роберто.  Первый из двух сезонов в «Скаволини» она отыграла под его руководством.

– Этот человек меня удивляет изо дня в день. Он прекрасный психолог, действительно чудесный человек с высокой личной культурой. Но прежде всего он – фантастический тренер…  Тренировки у него нельзя отнести к легким, но на них много смеха, и каждая из нас принимает в них участие в охотку.  Зе знает, когда надо натянуть вожжи, а когда – отпустить.  

Любопытно, что «колибри», как называют волейболисток из Пезаро, бросили в тот год вызов судьбе. К.Сковроньска практически в первом своем официальном матче за «Скаволини» выиграла Суперкубок Италии, за которым водилась дурная слава. По словам Катажины, команда, которая перед началом чемпионата страны выигрывала этот трофей, потом не могла завоевать «скудетто» или даже Кубок Италии.  «Мы однако очень хотим в этом году традицию нарушить», – пообещала Сковроньска. И это ей с партнершами  удалось сделать наперекор всем злым пророчествам!  Специалисты отмечают, что Катажина за время своей игры в Италии добилась огромного прогресса практически во всех компонентах игры.

В 2009 г. в Лиге чемпионов судьба свела на стадии плей-офф «Скаволини» и одинцовское «Заречье». Первый поединок выдался необычайно упорным для коллектива Зе Роберто, привыкшего всех сметать на своем пути.  Победа досталась Пезаро лишь на тай-брейке, хотя в четвертом сете у Одинцово были шансы не доводить дело до этого.  Несмотря на вполне пристойное итоговое второе место в чемпионате, «Заречье» тот сезон проводило весьма неровно.  Команду лихорадило. И упущенная победа над «Скаволини» породила надежду на реванш в Одинцово с выходом в следующую стадию Лиги чемпионов. Было видно, что Соколова, Меркулова и остальные волейболистки в красной форме вышли на площадку с самыми серьезными намерениями. Однако то был «черный день» «Заречья». Как-то сразу итальянки прибрали игру в свои руки и методично дожимали хозяек площадки, у которых буквально ничего не получалось. Уже успевшая громко заявить о себе Татьяна Кошелева чуть не плакала от досады прямо во время игры…  Босс клуба Вальтер Скаволини мог быть доволен одинцовским вояжом своих «колибри».  К любимому мужу Кубе и любимому карликовому пуделю Дадо Катажина возвращалась из зимней России в прекрасном настроении.  


СБОРНАЯ – ПРЕВЫШЕ ВСЕГО!

В главной команде страны Катажина Сковроньска появилась не сразу, как это бывает с иными волейбольными вундеркиндами.  Лишь в сезоне 2002-2003 гг. тренер сборной Збигнев Кржижановский пожелал видеть  20-летнюю спортсменку на тренировочных сборах.  Однако сам он вынужден был вскоре уйти с занимаемого поста и фактически Сковроньску «открыл» для сборной Польши его преемник Анджей Немчик.

О нем стоит сказать несколько слов отдельно. Личность по-своему легендарная.  Именно этот наставник в минувшее десятилетие вывел польский женский волейбол на нынешний  высокий международный уровень.  Строг, но справедлив – этот афоризм вполне подходит к нему.   Все, что было до Немчика, – это второй сорт, с волейболистками со словом «Польска» на майках мировые лидеры справлялись достаточно уверенно.   И лишь с появлением этого ветерана тренерского цеха у руля женской сборной, польки заиграли по-новому – смело, раскованно и без оглядки на имена соперниц.  Его умение психологически «заряжать» волейболисток общеизвестно.  Немчик  горой стоит за своих воспитанниц во время матча, иной раз позволяя себе наскоки  то на судей, то на соперниц или даже их наставников.  «Поддавливая» соперниц  своими громкими и даже грубыми окриками,  он вселяет уверенность в собственных девушек. Когда надо, пан Анджей умел быть душевным человеком – мог приобнять своих девушек,  мобилизуя их на спортивный подвиг.  Возраст не позволил ему по сей день заниматься любимым делом.   Факт остается фактом: при неподражаемом Немчике польские волейболистки дважды подряд выиграли чемпионат Европы!  Пусть  в Турции 2003 г. их недооценили. Но спустя два года в Хорватии об этом не было и речи.  Тем не менее, Глинка, Свиневич, Сковроньска и другие снова поднялись на высшую ступень пьедестала! 


Перспективная волейболистка из Познани К. Сковроньска приехала на первый сбор кандидатом в команду, но ее упорный труд на тренировках не остался незамеченным строгим наставником. Немчик сделал ставку на новые имена и быстро добился успеха. Две подряд победы на чемпионате Европы дали невиданный толчок развитию волейбола в Польше. Можно сказать, что сегодняшняя популярность «сяткувки» в стране обязана тому перелому, который состоялся под началом Анджея Немчика. 

– Я считаю, что то, чего мы достигли, и чем стал польский волейбол, – начало действовать с того момента, как он принял руководство сборной. Это его огромная заслуга, и ее не стоит отбирать у него. Это не был лишь наш успех – волейболисток. Мы создавали коллектив, и вместе испытали успех, он не существовал без нас, а мы – без него. Независимо от того, что говорилось и писалось, его вклад огромен. Он нас изменил ментально. Ввел новые методы тренировок, показал нам как можно иначе смотреть на волейбол… Я никогда не думала, что после сезона игры в первой лиге попаду в сборную, позднее, что выйду в «шестерке», и, наконец, что завоюю золотую медаль чемпионата Европы… Нам раньше казалось, что против итальянок или россиянок мы не имеем шансов. Мы уже перед матчем – что в борьбе за медали, что в товарищеском поединке, – знали, что проиграем. Потому что кто мы? Только польки, куда нам до бразильянок, итальянок, чемпионок мира… Немчик переключил нам что-то в головах. Убеждал: «Не важно, кто стоит по ту сторону сетки, надо играть свою игру, думать о том, что ты умеешь, и показать это».  Но все это не пришло сразу, а происходило изо дня в день: он вкладывал нам в головы, растолковывал долго, терпеливо и только в конце это дало результат.

Победный почин прекрасного пола поддержала мужская сборная Польши.   Ее вклад в бурный прогресс польского волейбола –   «серебро» на чемпионате мира в 2006 г. под руководством аргентинца Лозано и «золото» в 2009 г. на чемпионате Европы в Турции.   Этот титул был завоеван уже под руководством Даниэля Кастеллани, сменившего соотечественника на тренерском посту.

– Я такой человек, которого очень интересует все, что происходит в сборной.  Я  думаю о том, что с ней дальше будет и открыто говорю об этом.  Я отдаю ей половину своей жизни.

В памяти Катажины остались лишь некоторые фрагменты турнира в Анкаре. Майка с подписями своих коллег-чемпионок Европы. И много фотографий… Волейболистки играли и не знали, как отзовется их успех на родине. Знакомый журналист позвонил Катажине перед финальным матчем и сообщил, что вся Польша просто ошалела от своих без пяти минут «злотек». Все только и говорят о женском волейболе! Но для Катажины это была какая-то далекая абстракция. «Я помню, что сказала: извините, пан, но я не верю тому, что вы говорите. Это невозможно, сегодня не первое апреля, чтобы так шутить».  Журналист в ответ  парировал, что все увидите на аэродроме собственными глазами. В столичном аэропорту Окенце действительно собралось множество горячих поклонников волейбола. Катажина была потрясена фантастическим  приемом, означавшим,  что началась новая эра польского волейбола. 


Триумф в Загребе – это совсем другое. Воспитанницы Немчика ехали туда с единственной целью – доказать, что «золото» Анкары не было случайностью.  В волейбольном мире открыто поговаривали, что полькам в 2003 г. повезло, что время всех расставит по своим местам.  Решающим выдался сумасшедший по накалу страстей полуфинальный поединок с Россией. Катажина называет его одним из тех немногих, который врезается в память надолго. «Тем более, что я запорола подачу на тай-брейке, когда борьба шла за каждое очко, и нельзя было позволять себе такие ошибки. Думала, что никогда себе не прощу, если мы проиграем». Необычайно высокий уровень выброса адреналина – вот что такое полуфинальный триллер с Россией. Катажина считает, что польки могли выиграть без нервотрепки, но дали россиянкам разыграться, после чего победить мог каждый, но госпожа удача все же улыбнулась  подопечным Анджея Немчика.  Заметим, что Катажина Сковроньска в составе «злотек» оба чемпионата Европы выступала на позиции центральной блокирующей.
Хорошее, увы,  не может продолжаться бесконечно долго.  Чемпионат мира 2006 г. принес триумф российским волейболисткам, но для подопечных А.Немчика он стал провальным.  Сборная Польши приехала в Японию в ранге двукратных победительниц чемпионата Европы, титулы ко многому обязывали, но выступление в «Стране восходящего солнца» вылилось в сплошной кошмар, по выражению Катажины. «Это было моим наибольшим спортивным поражением», – резюмирует она по поводу того чемпионата  мира.  Сковроньска за словом в карман не полезет, но известно и то, что она всегда настроена самокритично по отношению к самой себе: «Мы ожиданий не оправдали, разочаровали всех и себя тоже….  Я была злой, не раз плакала, что-то с собой надо было делать…»  Самобичевание переросло в философское обобщение судьбы волейболистки:

– Сегодня ты выигрываешь, завтра – проигрываешь. Таков спорт. Никогда неизвестно, что произойдет. И надо с этим как-то примириться. Не всегда можно быть самым лучшим в жизни, работе, спорте. Бывает по-разному. Мы к тому стремимся, но это не всегда удается.

Этот основополагающий вывод рефреном проходит через интервью Катажины с журналистами разных стран…  Поздней осенью 2006 г. Катажина не могла предположить, что японские переживания померкнут на фоне грядущих испытаний.  А связаны они будут с именем итальянского тренера сб.Польши Марко Бонитты.


ИТАЛЬЯНСКИЕ СТРАДАНИЯ  «КАДРЫ»

Если внимательно присмотреться к преемнику Немчика на посту главному тренера итальянцу Марко Бонитте, то, на первый взгляд, у него тоже присутствует сильный характер, знания, требовательность, строгость и прочие достоинства. Но все они не сработали в польских условиях. Наставник чемпионок мира 2002 г. сборной Италии победил в конкурсе на право возглавить польскую команду. С февраля 2007 г. он приступил к своим обязанностям, но с самого начала у него словно  продолжилась «черная полоса» последнего года работы с итальянками (как известно, перед чемпионатом мира 2006 г. волейболистки сборной поставили ультиматум федерации волейбола Италии: или мы – или он).  


Сковроньска с неохотой вспоминает о Бонитте. Признает, что он знающий тренер, поднаторевший в технико-тактических вопросах. Что она многому научилась у него, как волейбольного специалиста высокого класса. Но тут же оговаривается: «Из моего прежнего опыта с тренерами могу засвидетельствовать, что это тяжелый человек для взаимоотношений». Катажина ставит в вину Бонитте то, что он не терпит, чтобы кто-то мог  иметь собственное мнение, отличающееся от его точки зрения.  И не допускает, что в диалоге может родиться новая идея, которая приведет к успеху всей команды. Диктаторские замашки сгубили Бонитту, поскольку он не только в конечном счете расстался с Польшей, но и в родной Италии не смог трудоустроиться выше категории А2.  Но и польские волейболистки не добились при нем ни одного серьезного успеха, если не считать таковым трудный отбор на Олимпиаду в Пекине. Задним числом Катажина говорит, что собрала в кулак все  свое терпение и не позволила вступить в полемику с наставником, хотя, по собственному  признанию, накануне Олимпиады закрыть рот на замок далось ей очень тяжело.

























В цепи инцидентов и столкновений Бонитты с разными волейболистками особняком стоит один случай, взбудораживший волейбольную общественность страны. Перед Олимпиадой в Пекине в результате тяжелой болезни от лейкемии скончалась центральная блокирующая сб.Польши Агата Мроз. За ее жизнь без преувеличения боролась вся страна. После похорон товарища по команде три волейболистки с небольшим опозданием вернулись к месту тренировочного сбора. За этот невинный проступок раздраженный М.Бонитта, не вникая в суть дела, отстранил их от дальнейшей подготовки к Олимпиаде!  Среди проштрафившихся была и К.Сковроньска. Вскоре руководство федерации волейбола поправило итальянского тренера, Сковроньска, Бараньска и Скорупа присоединились к остальным волейболисткам, но, как говорится, осадок остался.  До этого у Бонитты уже был конфликт с Д.Свиневич, в результате чего ветеран лишилась места в сборной, раскритиковав в прессе в пух и прах импульсивного итальянца.  Троица отстраненных, как назло для Бонитты, включала в себя авторитетных и самолюбивых волейболисток. Сковроньска и Бараньска – две любимицы польских волейбольных фанатов, а своенравная пасующая Скорупа тоже имеет круг своих почитателей.  Для Польши с ее огромным числом волейбольных болельщиков общественное мнение многое значит в судьбе тренера сборной.  Бонитта метал гром и молнии на К.Скорупу на «Гран-При-2008».  Требующий жесткой игровой дисциплины наставник  обвинял связующую в том, что она не выполняла его конкретные указания – в частности, в домашнем матче против скромного Таиланда пасовала не туда куда следует.  Вне себя от гнева Бонитта убрал с площадки психологически устойчивую Скорупу, но  ее сменщица Годос действовала на тай-брейке столь неудачно, что хозяйки площадки проиграли пятую партию с позорным счетом  4:15.  Кое-как конфликт спустили на тормозах, но с тех пор Бонитта стал доверять покладистой М.Садурек, строго выполнявшей все его указания.  И вот летом  не совладавшему с нервами итальянцу  стоило немалых трудов примириться с обладающей лидерскими качествами Бараньской – двухчасовой разговор «за пивом» на Тайване во время «Гран-При» поспособствовал примирению или видимости такового.  Накануне Олимпиады понадобилось еще интервью тренера журналу «СуперВоллей», где Бонитта публично признал свою ошибку с отстранением от тренировок трио ведущих волейболисток. Но поезд ушел… Трещины в коллективе не срослись.  Обиды осели где-то в подсознании.  Монолитного коллектива не было. Многие понимали, что Олимпиаду не выиграть, а дни Бонитты на посту тренера сборной сочтены.  Тем не менее,  К.Сковроньска  мудро замечает, что цикл с Бониттой не является полностью потерянным временем.  У каждого из наставников есть чему поучиться.


«Бронзовый» для сборной Польши чемпионат Европы 2009 г., который проходил на родине волейболистки, Катажине пришлось пропустить из-за тяжелой травмы.  Поэтому последний крупный турнир, который проходил при ее непосредственном участии – Олимпиада в Пекине – все еще остается наиболее ярким, хотя и не вполне приятным  воспоминанием.

Успехом был сам факт того, что мы поехали на Игры, поскольку национальной сборной на таких соревнованиях не было сорок лет…  Проиграли матчи, не вышли из группы.  Могло быть и лучше, поскольку все решили детали в матчах с китаянками, японками и американками.  При некоторой доле везения, могли и выиграть… Иногда совершается на площадке всего одна ошибка, но она влияет на результат.  Думаю, что с нами так и было. 

На самом деле, столь упрощенное объяснение не удовлетворяет и саму Катажину.  Перед Олимпиадой она не раз говорила, что простого участия в Играх для нее недостаточно – чтобы посмотреть соревнования, она в состоянии сама купить себе билет. Самое главное – проявить себя с наилучшей стороны.  И еще лучше – привезти из Пекина медаль. Большая мечта быстро закончилась. Прокручивая все то, что было накануне Олимпиады, болельщики соглашаются с тем, что надеяться на успех было бы опрометчиво.  Слишком сложные отношения складывались у волейболисток «кадры» с главным тренером Марко Бониттой.  Тем не менее, Катажина возражает против того, чтобы все списывать на плохую атмосферу в команде. На ее взгляд, неудача в Пекине объясняется спортивными причинами, а не какими-то другими обстоятельствами. «По разным причинам выпали две спортсменки, которые были важными элементами игры команды. Сейчас много говорится о том, что было в команде, какие конфликты разгорелись между волейболистками и кто с кем не хотел играть.  Мне интересно знать, откуда такие выдумки берутся? Проблема была, но по линии тренер-игроки, а не по линии игроки-игроки. Единственным виновником этой ситуации был Бонитта, который проводил в жизнь свои аферы. Атмосфера была плохая вокруг команды, но не внутри нее».  Как видим, умом Катажина пытается нарисовать объективную картину пекинской неудачи, но сердце раз за разом  подталкивает в сторону критики итальянского злого гения…
В оценке Олимпиады Катажина произносит одну из тех своих фраз, которые граничат с афоризмами:

– Волейбол – это игра ошибок. Если их набирается много, матчи не выигрываются никогда. 

Таково ее «пекинское» резюме. Но если отбросить философский налет, то память заставляет вновь и вновь прокручивать сюжеты матчей группового турнира. «В ключевом моменте поединка с США мы вообще не должны были доводить дело до тай-брейка. К сожалению, пришлось это делать, несколько ошибок – и все закончилось…  Когда была уже в Польше, посмотрела этот матч еще раз, и было страшно обидно, что это американки, а не мы в большом финале…  Могли выиграть у китаянок. А японки навязали нам свой темп игры, который, как известно, очень быстрый… Такая игра была им на руку, нам – нет.  Того поединка очень жаль, поскольку мы очень хорошо знаем японок, предвидели, как они сыграют».


РОКОВАЯ БОРЬБА ЗА МАЙКУ №1

Новую страницу в истории польского женского волейбола сборной страны предстояло написать под руководством Ежи Матлака.  Опытный наставник, с репутацией сильного психолога.  Катажина в своих размышлениях о создании сильной сборной Польши обращает внимание на характер игроков.  

Попросту надо собрать хорошую команду с точки зрения характеров. Как это делается в клубах. Искать игроков под этим углом зрения. Спортсменки сообща должны создавать психологическую атмосферу перед игрой. Должны понимать друг друга и хорошо играть. Речь не идет о том, чтобы все друг друга любили. Это невозможно. Важно демонстрировать взаимопонимание на площадке.
 

Польская сборная переживает непростой период смены поколений. Ушли из сборной признанные авторитеты Малгожата Глинка, Дорота Свиневич, Мария  Ликторас, Элеонора  Дзенкевич. В долгую череду травм попала Анна Подолец. Время смены поколений переживает любая сборная. Не бывает легко, но самоотдача должна быть полной, считает польская экспортная «звезда».  

Сама она вернулась в сборную, залечив тяжелую травму, в июле 2010 г.  Первый после длительного перерыва матч сыграла в Гдыне против сб.России.  Несмотря на товарищеский характер поединка, волейболистки в красно-белой форме сражались изо всех сил и несколько неожиданно одолели россиянок оба раза – 3:0 и 3:1.  Многочисленные болельщики рассматривали два матча с чемпионками мира как своего рода тест: на что способны их любимицы в этом игровом сезоне, который венчает чемпионат мира в Японии?  К.Сковроньска  появилась на площадке под своим привычным №1, который в ее отсутствие значился на майке А.Бараньской. И в качестве капитана национальной сборной – эту почетная миссия была возложена на уроженку Варшавы  посредством голосования членов сборной.  Прежде эти функции выполняла все та же  Анна Бараньска.  Последняя своими «эйсами» и уверенной игрой в защите затмила Сковроньску  в матчах с Россией, как, впрочем, и во всем «Гран-При»-2010, но негласное соперничество между двумя первыми красавицами польского волейбола на этом не заканчивается.  Однако никто не предполагал, во что оно выльется…


Известие о том, что Ежи Матлак отказался от услуг К.Сковроньской и не рассматривает ее кандидатуру в качестве участницы чемпионата мира в Японии, как гром среди ясного неба поразило волейбольную общественность Польши.  Как и саму волейболистку, которая узнала об отчислении из Интернета!  За сутки к статье об этом кадровым решении на сайте сборных Польши были написаны более 500 комментариев!  Болельщики думали-гадали о причинах немилости к капитану команды.  Еще в ходе соревнований «Гран-При»-2010 в прессу просочилась информация о трениях диагональной с тренером национальной сборной.  Наставник объяснил мотивы своего решения исключительно соображениями игровой формы и состояния здоровья волейболисток (заодно отчислена и другая Катажина – Скорупа, связующая сборной).  Собственно, претензии Матлака по поводу невысокого уровня игры Сковроньской вполне обоснованы.   Катажина действовала неуверенно и по горячим следам азиатских событий сама согласилась с таким выводом.  Но за оставшееся до чемпионата мира время все можно было еще поправить.  Разве можно представить себе, чтобы тренер португальской сборной по футболу незадолго до чемпионата мира «отцепил» из команды К.Рональду на том основании, что он неважно проявил себя в контрольных матчах?!  Игрок-то Сковроньска – опытный, проверенный!  Вместо этого тренер решил вычеркнуть имя капитана из списка игроков.  Такой шаг в отношении ведущей волейболистки породил массу домыслов и версий. 


В частности, много говорилось о неладах внутри сборной. В памяти всплыл недавний эпизод возвращения Сковроньской капитанской повязки и первого номера на майке.  И то, и другое в прошедший год принадлежало А.Бараньской. Голосование волейболисток по вопросу «кому быть капитаном?» завершилось победой Катажины – за нее проголосовали в основном новые члены сборной. А ветераны предпочли отдать голос  М.Садурек. Анна Бараньска, якобы,  добровольно сложила с себя полномочия капитана, не участвовала в выборах нового капитана.  И, якобы, столь же добровольно уступила майку №1 вернувшейся в состав после годичного отсутствия Сковроньской. Как оно было все на самом деле, трудно судить.  Однако только что вышедшая замуж доигровщица из «Алупрофа» (отныне она носит фамилию Верблинска) была едва ли не единственной волейболисткой бело-красных, кто не заслужил ни малейшего упрека по поводу самоотдачи и мастерства в ходе азиатского турне.  Тогда как экспортная звезда польского волейбола на «Гран-При» выглядела довольно бледно.  Катажина в оправдание себе скажет, что она пережила стресс в тяжелых  условиях интенсивных соревнований с постоянными переездами.  Что присоединилась к сборной позднее других. Что все еще можно наверстать, если проявить терпение… 


Но все это не заслоняет печального для польских любителей волейбола  факта:   Катажина Сковроньска не едет на чемпионат мира в Японию.  Чуть погодя Ежи Матлак  переведет стрелки на взаимоотношения  Сковроньской с Бараньской: мол,  женщины  конфликтны – слово за слово, и  тренер уже не в силах погасить огонь конфликта.  На сделанном после одного из матчей "Гран-При" снимке видно, сколь напряжены на пресс-конференции три главных фигуранта скандала (в красном).  Далеко не все польские эксперты согласны с  вердиктом Матлака.  Авторитетный голос телекомментатора Войцеха Джизги прозвучал в пользу волейболистки.  По мнению известного в прошлом волейболиста,  нельзя так поступать с большими спортсменами за несколько недель до самых важных соревнований.  В своем первом после расставания со сборной интервью Катажина пояснит, что она с Бараньской не конфликтовала, а об остальном пусть спросят у  самой доигровщицы.  И призналась,  что мыслями уже настроилась на подготовку к выступлениям за клуб.   Новый капитан сборной Польши Александра Ягелло выразила сожаление, что Катажины нет в рядах «бело-красных».  Это у мужчин конфликт исчерпан после того, как двое посидят за пивом и «перетрут» возникающие между ними спорные вопросы, а у нас, у женщин, считает Ягелло, все заходит гораздо глубже.  Потому и исход конфликта между двумя амбициозными женщинами имеет далеко не компромиссный вид. 


ЖИЗНЬ ВНЕ ВОЛЕЙБОЛА

Солнце, море, пляж, горы… Пезаро – это небольшой, но вполне комфортный для проживания итальянский городок с 90 тыс. жителей. Катажина вполне довольна таким сочетанием работы и отдыха.  «Я очень счастлива, что попала в такой клуб, как «Скаволини», где можно развиваться и играть без давления и стресса». Из трех итальянских клубов,  цвета которых защищала Катажина, она выделяет последний. «Качество» здесь сквозит во всем, говорит она.  И сама организация тренировочного процесса, и отношение людей к тебе – все на самом высоком уровне.  Ее восторги невольно принимают сравнительный контекст: «Если мы, поляки, склонны к пессимизму, то Италия – это страна оптимистов». Особенно приятно это было сознавать, когда Катажина в конце сезона 2008/09 получила тяжелую травму и нуждалась в моральной поддержке.  Итальянцы подходили, интересовались здоровьем и непременно выражали уверенность в скором повороте к лучшему.  Доброжелательная атмосфера в «Скаволини» – это то, что запомнится надолго.  Нравится даже то, что можно позволить себе несколько слов «по-мужски», и никто не будет на тебя коситься. Каждый знает, что это не от злого нрава произносится, а только потому, что на площадке возникла игровая проблема, преодолеть которую иной раз поможет вот такое словцо…  В Польше несколько не хватает вот такого свободного подхода, говорит волейболистка.  Продолжая сравнивать родину с местом работы, она говорит: 

– В Италии мне гораздо спокойнее, чем в Польше. Могу беспрепятственно пойти вечером в ресторан. Знаю, что когда пойду по магазинам, никто не будет заглядывать мне в корзину.  




Импонирует польке открытость итальянцев, умение быстро входить в  контакт. К высокой оценке итальянцами своей красоты Катажина относится вполне спокойно. «В нашей команде играют очень красивые волейболистки. Однако я всегда считала, что итальянцам нравятся высокие блондинки, такие как польки. Впрочем, красота – это дело вкуса».  Когда доигровщица сборной Польши А.Бараньска зимой 2010 г. снялась в фотосессии журнала «Плейбой», ее соперница по коллекционированию мужских симпатий К.Сковроньска заявила в интервью, что не видит себя в подобной роли.

Я предпочитаю, чтобы обо мне судили не по внешним данным, а по тому, как я играю в волейбол.

Вот так открыто  продемонстрировала Катажина свое строгое отношение к мужским вздохам по ее душу и телу. Любопытно, обиделась ли коллега по сборной на эти слова… Как бы там ни было,  на Аппенинах Сковроньска дважды по опросам была признана самой красивой волейболисткой итальянского  чемпионата. Стало быть, она точно определила вкусы итальянских мужчин.  Да и равнодушия к собственному внешнему виду у нее нет и в помине.  Иной раз болельщики недоумевают, глядя на польскую красавицу: зачем она выходит на игры, как на конкурс красоты, – с обилием макияжа на лице?  «Ты красивая и так», – по этому поводу отпускают в адрес диагональной комплимент подруги по команде.  Тот же самый аргумент волейболистка не раз слышала от своей мамы и мужа. На празднике в Пезаро в честь завоевания третьего подряд чемпионского титула Катажину даже наградили шутливым специальным титулом за ее злоупотребление косметикой в ходе игр. В одном из своих последних интервью итальянской прессе, уходя из «Скаволини», Катажина разоткровенничалась по поводу своего пристрастия к макияжу.  В данном случае заявила о себе во всеуслышанье женская психология:  «Но я так хочу! Года два я навожу макияж перед матчами… Нравится мне это… У меня нет возможности хорошо одеваться, поскольку мы всегда в тренировочном костюме,  и накладывать тени перед игрой – это для меня внимание, которое я уделяю себе самой».  Вот такая простая человеческая слабость…
Дифирамбы в свой адрес польская красавица воспринимает довольно спокойно. И вообще стремится объективно смотреть на окружающий мир. В своем интервью польскому изданию она не скрывает и то, что ей не нравится на Аппенинах: 

Не все здесь радужно. Хотя у меня есть добрые друзья среди итальянцев, но мне не нравится их самоуверенность. Итальянцы другие, нежели мы, поляки. И отличаются намного от нас, особенно в менталитете. Для них важно как ты выглядишь, кем ты есть. Мы не будем вглядываться в этикетки, а они – будут. Я – итальянец, я одеваюсь в наилучших домах моды, питаюсь в дорогих ресторанах, я – лучший. Они немного зациклены на себе.



Со своими соотечественниками  Катажина общается по Интернету, часто дает интервью польским СМИ. Ее персональный сайт по посещаемости – один из лидеров в волейбольном мире.  В июле 2010 г. Катажина порадовала соотечественников пространным видеоинтервью, отвечая перед камерой на присланные болельщиками вопросы. Поклонники знают: сердце красавицы принадлежит Якубу Долата, верному спутнику жизни. Познакомились они благодаря настойчивому характеру молодого человека. Куба впервые увидел свою будущую избранницу по телевизору, когда ее тогдашняя команда из Познани играла против ее будущего клуба из Пилы.  О волейболе парень имел смутное представление. А девушка – понравилась! Возникло непреодолимое желание познакомиться с этой Сковроньской.  Сказано – сделано!  В первом телефонном разговоре, по словам Катажины, он вел себя не так, как она ожидала от своего кавалера.  Застал ее врасплох словесной эквилибристикой.  При этом волейболистка до сих пор не представляет, откуда  сотрудник компании «Филипп Моррис» достал тогда ее номер телефона. А на первой же встрече молодой человек посоветовал ей  оплатить взятый ими кофе. Это уже граничило с наглостью. «Что он возомнил о себе?» – подумала, кипя от возмущения, девушка.  Но, несмотря на это почти оскорбление, Катажина решила рискнуть с этим «нахалом»!  Его оригинальный способ знакомства показался ей забавным. А потом дела пошли на лад, появилось полное взаимопонимание, логичным итогом которого стало бракосочетание Катажины Сковроньской и Якуба Долаты  17 июня 2006 г.  Когда волейболистка, перебравшаяся к тому времени на Аппенины, сообщила друзьям о намерении заключить брачный союз со своим избранником,  то они с удивлением переспрашивали: «Зачем тебе замужество? Мамма миа! Ты беременна?..» И Катажина всегда гордо отвечала: 

– Нет. Я влюблена,  и я нашла человека, который меня устраивает. Если здесь что-то не так, то мы это  увидим...  Он решил пожертвовать своей личной карьерой ради меня, и я в один прекрасный день захочу сделать то же самое ради него. 

Куба бросил работу в престижной компании и принял решение последовать за своей привлекательной супругой в Италию. Чем сильно обрадовал возлюбленную.


Будущее польской волейболистки будет развиваться под знаком семейных ценностей.  Со своей лучшей подружкой по «Скаволини»,  либеро из Голландии Элке Вийнховен она заключила принципиальное соглашение: когда обе обзаведутся детьми, то будут по очереди встречаться в Варшаве и Амстердаме.  В том, что женщина, если она хочет быть совершенной, должна иметь детей,  Катажина нисколько не сомневается.  Если Бог даст ей такую возможность,  для нее это будет наивысшим счастьем!


ПОСЛЕДНИЙ «СКУДЕТТО» – ОН ТРУДНЫЙ САМЫЙ!

Последний сезон в «Скаволини» оказался неоднозначным для Катажины и ее подруг по команде. С одной стороны, удалось вновь, третий раз подряд  завоевать «скудетто» – достижение,  несомненно,  значительное  для столь конкурентного первенства, как в Италии. Вместе с тем другая высокая цель – Лига чемпионов снова осталась непокоренной.  Не удалось защитить в этом году завоеванный ранее Кубок Италии. Катажина в который раз находит оправдание: «Нельзя всегда выигрывать… Сейчас говорят о большом разочаровании Пезаро. Нам тоже обидно, что не удалось добиться того,  к чему стремились». Но ее главный козырь практически неопровержим: «Тяжело повторять такие сезоны, которые входят в историю».  Это – о рекордной серии без поражений в 2008-2009 гг.  Диагональная отмечает ровный характер соперничества и в чемпионате Италии, и в Лиге чемпионов в сезоне 2009-2010 гг., что, на ее взгляд, следует только приветствовать: «Такой волейбол,  безусловно,  намного интереснее, и мотивирует к работе».  В своих интервью, которые Катажина дает очень часто, она  отмечает напряженный календарь игр в Италии. Так, в феврале она полушутя-полусерьезно хвастается польской журналистке, что ей даже трудно поверить в то, что в ближайшие несколько дней никуда не надо ехать,  и до субботы она проведет время дома.  Италия сама по себе не велика, но Кубок страны, Суперкубок, национальный  чемпионат плюс более отдаленные выезды на матчи Лиги чемпионов редко оставляют свободные дни, в которые можно по-настоящему расслабиться.  


18 мая 2010 г. Третий матч финальной серии плей-офф, как и два предыдущих, закончился победой «Скаволини».  Катажина с залитым слезами лицом взметнула вверх только что завоеванный чемпионский кубок!  Это были радостные эмоции  от преодоления массы трудностей, с которыми на этот раз пришлось столкнуться ей самой и ее команде.  Третий подряд «скудетто» для Пезаро и второй подряд – для польской диагональной.  Но легкой прогулки, как в предыдущем сезоне, у «Скаволини» не получилось.  Более того, многие ставили в финале плей-офф на соперниц из предместьев Милана.  Команда «Вилла Кортезе» оказала серьезное сопротивление «Скаволини», поскольку очень хорошо для дебютанта серии А1  укомплектована (Агуэро, Андзанелло, Кардулло, Берг и др.).  Но Пезаро в минувшем сезоне проигрывал в решающих матчах только одному сопернику – из Бергамо. А грозный «Фоппапедретти» неожиданно для всех оступился в полуфинальной серии с «Вилла Кортезе».  Не склонная к слезам Катажина свой эмоциональный взрыв объяснила тысячами проблем, которые в этом сезоне пришлось преодолевать на пути к очередному «золоту». «Когда я играю,  мне хотелось бы всегда иметь улыбку на губах, но в этот год она невозможна».  Однако волейболистка не стала вдаваться в подробности, уклончиво заметив, что «грязное белье стирают дома». Возможно, речь шла о внутрикомандных «амурных» делах тренера А. Верчези (я не виноват, что меня так любят девушки, вяло оправдывался уволенный весной 2010 г. бразилец).  Именно они, неназванные проблемы, по словам Катажины, и не позволили ей играть с улыбкой на лице – психологическое давление было слишком сильным.  В какой-то момент в  команду перестали верить как в фаворита чемпионата страны.  А тут еще последствия травмы, которую она лечила все лето и осень 2009 года,  в начале сезона давали о себе знать. Вот и расплакалась 18 мая 2010 г. за весь труднейший сезон сразу!..  Последнее «золото» Пезаро – исключительно командная победа.  Это был триумф командного духа, без которого, по глубочайшему убеждению спортсменки,  в волейболе невозможно выиграть ничего.  Если ты не нашел полного взаимопонимания с другими игроками, – пусть все они великолепные девушки, – серьезных успехов ждать не приходится.  Сковроньска неоднократно подчеркивает вот эту особенность волейбола:

– Логично, что не все мы лучшие подруги между собой: максимум в команде удается найти одну или двух волейболисток, с которыми ты часто встречаешься и вне площадки. Важно, однако, быть едиными в ходе игры. Все мы разные, но здесь, в Пезаро, никогда не было серьезных проблем между нами. Вообще не было никогда личностных проблем, и это очень хорошо. Я нашла команду с хорошим характером, и клуб много работает, придавая большое значение этому вопросу.  

В противном случае вряд ли польская диагональная за два года выиграла бы в составе «Скаволини» два «скудетто», два суперкубка и один кубок Италии.


КУРС – НА БЕРЕГА БОСФОРА

В этом месте любой информированный читатель саркастически улыбнется и подумает: а почему же Сковроньска из распрекрасного «Скаволини» подалась в стамбульский «Фенербахче»? Традиционный период майско-июньских трансферов на этот раз не обошел стороной и Катажину.  Польская диагональная в это время года всегда получает массу интересных предложений из-за рубежа.  Обсуждает их с мужем, подругами по сборной Польши – кто-то где-то уже играл,  и любое компетентное мнение учитывается при принятии решения. По словам польской волейболистки, приоритет отдается таким клубам, где она сможет развиваться как человек и как игрок. Нельзя сказать, чтобы Катажину одолевала охота к перемене мест.  Из Италии так просто не уходят – даже не всякий контракт в два-три раза больше итальянского принимается. К тому же, Катажина только что купила в Пезаро дом и вот, не успев пожить в нем, отправляется на берега Босфора.  Хотя сотрудничество со «Скаволини»  предполагалось  еще на год, но Катажина считает, что нет такого контракта, который нельзя разорвать.  Ради  такого, от которого нельзя отказаться!  При этом она не без лукавства подчеркивает: «Я никогда не ошибалась, меняя команды!»  Что же ею руководило при принятии решения перебраться в Турцию?  «Я  ориентировалась на состав команды, какие цели перед ним стоят, а также на то, что происходит в клубе, вокруг команды». Вот такая она требовательная и осторожная волейболистка – одними деньгами ее не заманишь! Катажина не считает, что в ее переходе все решила сумма контракта, которая трижды увеличивалась в процессе переговоров. Она признается, что турецкий чемпионат намного проще итальянского, играют одновременно на площадке всего три иностранки, а, значит, она будет иногда отдыхать на скамейке запасных – у желто-черных перебор легионеров. Это обстоятельство имеет значение – чем меньше напряженных игр, тем больше возможностей правильно распределить силы на весь сезон, который включает в себя и пять месяцев подготовки в национальной сборной.   А в главную команду страны  она еще обязательно вернется…


В какой-то момент расспросы итальянцев и поляков по поводу ухода в «Фенер» так утомили волейболистку, что она разразилась исповедью на заданную тему:

Говорят, что они не ожидали…  Как будто я сама ожидала! Я искренне хотела остаться здесь еще на сезон, согласно контракту, мне было комфортно, мы завоевали три титула. Вместе с тем я придерживаюсь мнения, что не следует никогда довольствоваться достигнутым, и в моем контракте есть «ключик», чтобы дверь к перемене мест оставалась приоткрытой. Мой клуб знал, что я получала много различных заманчивых предложений,  но поначалу  я хотела выиграть «скудетто» в Италии.  Как только была достигнута эта цель,  появились другие мечты, другие задачи. С моей стороны отчасти было жертвенностью то, что я так задержалась в Италии, потому что здесь я всегда зарабатывала в среднем хорошо, но не очень хорошо.  При этом я говорю искренне: меня всегда больше интересует уровень игры, чем размеры контракта. Приоритет в выборе всегда отдаю спортивному фактору, а не финансовому! И потом, думая о том, что после тридцати  захочется иметь детей, я захотела принять предложения, которые уже отвергала дважды: в третий раз я уже не смогу сказать «нет», потому что эта возможность может уже не повториться!

Ну, а дальше, вы уже все знаете: Катажина  повторила, что и контракт хороший, и команда хорошая, а по поводу тренера из ее уст, кроме дифирамбов в адрес Зе Роберто, ничего другого услышать вообще не представляется возможным.  Сковроньска очень рада, что в Стамбуле снова пересеклись ее пути с бразильским наставником: «Зе Роберто научил меня видеть волейбол под таким углом  зрения, с которого я никогда раньше не видела игру. Благодаря его менталитету, индивидуальности, характеру мне открылись глаза, я вижу такие вещи, о каких раньше и не думала. Его образ жизни и его манера поведения с игроками подкупают. Он всех объединяет своей компетентностью в том, что касается природы волейбола. Все это порождает большое уважение к нему». Вот такой след оставил бразильский наставник!  И не только в душе Катажины, но и других ведущих волейболисток «Скаволини». 


С уходом из «Фенербахче» Е.Гамовой самый богатый клуб Европы пытался завлечь на место диагональной Таймарис Агуэро, но знаменитая итало-кубинка предпочла не возвращаться в турецкий чемпионат, а осталась в «Вилла Кортезе» еще на год.  И тогда выбор пал на Катажину Сковроньску! Но сделал его уже сам Зе Роберто,  как только заступил на новый пост в стамбульском клубе.   «Фенер» собрал все лучшее и даже больше того – ведь на площадку в национальном чемпионате имеют право выходить одновременно три иностранных волейболистки. А у стамбульской команды их оказалось куда больше: россиянка Л. Соколова, немка К. Фюрст, полька К. Сковроньска,  хорватка Н. Осмокрович, бразильянка Фофао.  О последней героиня нашего повествования отзывается особо тепло: «Всегда мечтала о том, чтобы сыграть с Фофао… Знаю, что многому могу у нее научиться. Также – с точки зрения ментальной.  Мы знакомы с Фофао вне площадки, а сейчас у нас будет возможность узнать друг друга как волейболистки одной команды». Не вызывает сомнений, что столь опытный тренер, как Зе Роберто,  умело распорядится попавшим в его руки великолепным волейбольным интернационалом.   Если для своего старого бразильского знакомого Катажина, по собственному признанию, готова сделать все, что он пожелает (даже «полировать паркет»!), то, поговаривают, что отношения с Наташей Осмокрович у нее не сложились еще со времен их совместной игры в «Асистеле» (Новара). Впрочем, польская диагональная  утверждает, что с хорватской доигровщицей она вполне найдет общий язык в своем новом клубе.  Будет любопытно наблюдать за борьбой в Лиге чемпионов, где «Фенер» немилосердная судьба свела в одну группу с московским «Динамо» и итальянским «Фоппапедретти».  Катажина не без юмора восприняла итоги жеребьевки группы В, которую журналисты окрестили «группой смерти».  «Что ж, посмотрим, кто там умрет», – смеется новое приобретение «Фенербахче».  Она никого не боится.

– Знаю, что у нас очень сильная команда, которой руководит прекрасный наставник. Группа фактически архитрудная, но если хочешь победить в Лиге чемпионов, то надо уметь выиграть у каждого. 

Непокоренная вершина у популярной польской волейболистки остается одна – главный трофей Лиги чемпионов.  Плацдарм для штурма переместился на берега Босфора.


Источники:  Reprezentacja.netPallavoliamo.it
Фото:  Fivb.org,  Pallavoliamo.itCev.lu Волейбол без границ

1 комментарий:

  1. Очень интересная и подробная информация, спасибо!
    Теперь я знаю, что не просто так полюбил эту волейболистку)
    Андрей Кулешов СПб

    ОтветитьУдалить